11 сен/ 2020

Сваха Избранное

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Жила в одном маленьком селе семья Сидорчуков. Жили дружно, что называется душа в душу: муж Василий со своей женой Глафирой и дочерью Анфисой. В одном доме жили – не тужили. Вот наконец-то подошла пора Анфису замуж отдавать. Да только жениха найти ох как трудно оказалось – красотою Анфиса не в мать удалась. Глафира-то по молодости лет очень видной девкой была – высокой, статной, пышнотелой. Да и на косу богата была, а дочери от материнской красы ничего не досталось.

Нос картошкой, редкие рыжие ресницы, куцая коса и лицо всё конопатое. Вот только для своих родителей пригожей девицы не сыскать. Уж очень любил свою единственную дочь Василий, да по-всякому баловал, ни в чем ей отказа не было, семья-то зажиточная. 

Так и выросла Анфиска белоручкой, ничего по дому не делала, потому что не умела и учиться ничему не хотела. Вот и выходило, что невеста из неё плохая, ну, кто такую замуж возьмет? Долго родители своими силами дочку пристроить пытались, да все напрасно. Приходили в дом женихи, на девку смотрели и уходили быстрее, чем пришли. Так и решили родители девки к услугам свахи прибегнуть:

– А что, мать, – пробасил Василий, задумчиво потирая могучей рукой волевой подбородок, – раз своими силами выдать замуж родимую кровиночку не получается, то надобно сваху на помощь звать! – протянул нараспев мужик, тяжело опускаясь на лавку возле жены.

Женщина грустно вздохнула, у нее ведь таких проблем в девичестве не было, женихи за Глафирой в свое время табунами ходили, а тут и калачом даже самого завалящего жениха под венец не заманишь.

– Да ты не грусти, Глашка, – Василий крепко обнял жену за плечи, успокаивая ее. – Выдадим Анфисушку замуж!

– Да скорей бы уж! – Глаша смахнула со щеки скатившуюся слезинку. – Годы-то девичьи идут!

– Ничего, – махнул рукой мужик, стараясь не падать духом, – придет сваха и поможет нам в нашей беде.

– Так эта сваха волшебницей быть должна, чтоб нашу дочку замуж выдать. – отмахнулась от супруга Глафира. – Вон мы уже почитай два года бьемся, что рыба об лед, а по сей день так никто и не просватал Анфиску!

– Ну-у-у-у, – медленно протянул глава семейства, – есть у меня на сей счет мысль одна! – он, хитро прищурившись, ущипнул себя за моржовый ус.

– Какая? – вмиг встрепенулась, потерявшая уж всякую надежду мать.

– Слыхал я, что в соседнем селе сваха одна живет, что называется от Бога дар у нее нелепых красой девок замуж отдавать! – Василий резко встал с лавки и большими шагами смерил комнату, будто вспоминая чего. – Помнишь, мать, как конюх Федотыч в том году хвастал, что самую лучшую невесту в округе своему сыну просватал? – мужчина хохотнул, вспомнив этот забавный случай.

– Да, да, да, припоминаю… –  Глаша потерла переносицу, чтобы окончательно вспомнить все детали. – Это когда после венчания оказалось, что невеста косая?! – женщина прыснула со смеху.

– Вот именно! – следом за женой зашелся заливистым хохотом и Василий. – А Федотыч, что индюк, по селу ходил, да все уши мужикам прожужжал про неписанную красоту невестки. – Сидорчук вытер могучей ладонью выступившие от приступа веселья капельки пота со лба.

– То-то смеху было, когда после венчания с девки покрывало сняли, – припомнила Глафира лицо жениха в тот момент. Его будто оторопь взяла, стоял, только глазами хлопал. Так до конца свадьбы и слова не обронил.

– Так он теперь по сей день с отцом за это не разговаривает! – подавив очередной смешок, Василий в мгновенье ока снова стал серьезным. – Ну а с косой женкой так по сей день и живет! – заключил он.

– Ну, так что ж ему остается? – покачала головой супруга Сидорчука. – Стерпится – слюбится!

–  Вот и я про то, Глашенька, – мужик поучительно поднял вверх мозолистый указательный палец, – раз та сваха косую замуж выдала, то разве нашу Анфиску не пристроит? – на лице мужика расплылась белозубая улыбка.

Долго тянуть с исполнением задуманного не стали. Уже на следующий день чудо-сваха – дородная матрона средних лет, предстала перед семейством Сидорчуков, придирчиво осматривая молодую:

– Уж больно тоща! – констатировала она, окинув опытным взглядом Анфису. – А жених-то что? Он же не волк, что ж ему на кости бросаться? – сделала вывод Аглая, а именно так звали дорогую гостью, на которую возлагали столько надежд.

– Были бы кости, а мясо нарастет! – заступилась за дочку Глафира.

– Оно-то, конечно, так, – крякнула Аглая, да только ждать некогда. – Женщина наморщила гладкий высокий лоб.

Заметив в глазах девки недовольство, ну еще бы, никогда Анфиса не позволяла к себе такого отношения, сваха протянула заискивающим голосом:

– Ну-у-у ничего, это дело поправимое! – хохотнула она и продолжила тщательный осмотр невесты, поворачивая ее то одной стороной, то другой. – Волосенки жиденькие, – женщина бесцеремонно вцепилась в косу молодой и так и этак ощупывая девичью красу.

– Ой, больно! Взвизгнула девка.

– А ты как хотела? – Аглая быстрым движением повернула Анфису к себе. – Терпи, дорогая, раз замуж невтерпеж! – с этими словами она толстыми пальцами полезла в рот к невесте, чтобы посмотреть на ее зубы. – Да-а-а-а, – грустно протянула она, – тут работы – непочатый край! – вынесла свой вердикт гостья.

– Так даренному коню в зубы не смотрят… – Василий приблизился к свахе и взял её за пухлую руку, чтобы отвести в сторону. – Если дело за деньгами… – начал издалека мужик, понимая на что намекает Аглая, – то мы на дочкино счастье не поскупимся!

– Да! – в один голос поддержали главу семейства женщины.

– Ты, Аглаюшка, не сумлевайся, за этим дело не станет!

Сваха не спешила дать ответ, она взяла выжидательную паузу, чтобы создать интригу и цену себе набить. Молчанка продолжалась недолго, пока в руках у родителей невесты не появилась мошна, полная денег. Дородная матрона еще раз кинула беглый взгляд на Анфису и проворно вырвала из рук Василия кошель:

– Берусь! – дала согласие сваха. – И не таких замуж выдавала! – женщина зашлась заливистым хохотом.

Уже на следующий день, с самого утра, стали готовиться ко встрече с дорогим женихом.

– Нашла я вам одного молодца из соседнего уезда, – стала отчитываться о проделанной работе сваха, – хороший парень, работящий, с таким век жить – не тужить! Молодой, собою пригожий, – нахваливала молодца Аглая, – и жениться на Анфиске хоть сегодня готов! – заключила она, довольная собой, гордо подбоченившись.

– Так сватов, что ль, пришлет скоро? – встрепенулась Анфиса, ее щеки зардели багряным румянцем от волнения.

– Ну, сватов, не сватов, – хмыкнула сваха, – а сам сегодня мимо вашего дома пройдется, чтоб невестой в окошко полюбоваться.

– Так как же это? – всполошилась Глафира. – Он почитай дочку в окно увидит, так и сватов присылать передумает! – развела она в недоумении руками. – Нельзя допустить, чтоб он Анфиску до венчания видел.

– Э-э-э нет, – хитро прищурилась дородная матрона, быстрым шагом приближаясь к родителям молодой, – кто ж кота в мешке покупать будет?

– И то верно! – поддакнул Василий. – Так что ж делать, чтобы молодого раньше времени не спугнуть?

– Я знаю, как быть… – перешла сваха на заговорщицкий шепот, – нужно его близко к дому не подпускать, не дать ему невесту хорошо разглядеть! – поучительно подняла вверх толстый указательный палец Аглая. – А издали все девицы пригожи, – довольно хлопнула она в ладоши.

Так и сделали, повязали на голову невесты яркий цветастый платок, глубоко на глаза его надвинули, шаль на плечи накинули, да и посадили возле оконца полубоком, так, чтобы лица разглядеть нельзя было. А во двор из конюшни лошадей выпустили, чтобы перед домом ходили и окна заслоняли.

Подошло время, вот уж и жених на горизонте появился. Анфиса рот разинула, рассматривая пригожего юношу.

– Что, дурра, рот раззявила? – шикнула на девку из-за угла сваха, ругая ее за такую неосмотрительность. –  И лицо, лицо в сторону отвороти, – поучала Аглая молодую. – Ну, а вы, Василий, что застыли на месте? – зашипела на главу семейства сваха, – идите будущего зятя отвлекать. И пастуху прикажите поживее скотину по двору гонять!

При этих словах мужик прытко выскочил за порог и направился к калитке, пообщаться с застывшим возле забора юношей. Тот так увлеченно пытался рассмотреть Анфису, но только кроме цветастого платочка на девичьей головке так ничего и не увидел.

– Так, стало быть, – подавая руку юноше, пробасил Василий заискивающим тоном, – ты женихом нашим будешь! – мужик довольно улыбнулся в обвислые густые усы. Молодец явно пришелся ему по душе. – А что, – подумал он, – дочка точно довольна останется! Еще бы, такого хлопца отхватит. Высокий, белокурый, с ясными синими глазами. Да и одежа на нём приличная. Сразу видно – не обманула сваха, из порядочной семьи парень и культуре обучен.

Юноша приветливо улыбнулся, протягивая руку хозяину дома:

– Авдей, – представился он, всё еще тщетно пытаясь разглядеть девицу. – А что это у вас, хозяин, скотина по двору ходит? – полюбопытствовал он, кося взгляд на окошко, которое то и дело заслоняли лошадиные крупы.

– Так это пастушок наш, шустрый малый, не доглядел! – почесал затылок Василий, на ходу придумывая ответ, чтобы заговорить зубы пришедшему. – А дочка-то у меня красавица, – кивнул в сторону дома мужик, – волосы, что чистое золото, прям огнем горят! – выдал он заученную фразу, как Аглая научила.

При этих словах глаза юноши вспыхнули от восторга, предвкушая, что именно ему в жену этакая красотища достанется. Долго глава семейства Сидорчуков дочку свою расхваливал и так, и этак, все как сваха сказала сделал. Разошлись с женихом на том, что на следующий день на смотрины со своей семьей жених придет.

Настало завтра. С самого утра в доме Сидорчуков была суматоха. Все, словно угорелые, носились по дому, в ожидании дорогих гостей. Как-никак решающий день. Родители молодой очень сильно волновались. «А вдруг и в этот раз ничего не получится?» Но Аглая их успокоила, уверила в том, что с ее легкой руки и не такие еще замуж выходили:

– Вот, смотрите, – довольная собой, хвасталась сваха приобретенным вчера на базаре приданным для Анфиски, – скатерка какая, – разложила она на столе белоснежную скатерть дивной красоты, с искусно вышитыми на ней узорами.

В комнате послышались восхищенные возгласы:

– Никогда еще такой красоты не видывал! – Василий провел мозолистой рукой по ярким диковинным цветам, украшавшим принесенную свахой скатерку.

– Это ж какая искусница вышила? – развела от удивления руки в стороны Глафира.

– Кто вышивал – вам знать ни к чему. – Аглая проворно начала доставать из большой тряпичной торбы остальное добро, показывая принесенные вещи окружающим.

Следом за скатертью на столе появились цветастые платочки, сорочки с рушниками.

– А сватам скажете, что это всё Анфисушкиных рук дело, – хохотнула дородная матрона, ее пышное тело так и содрогалось от приступа смеха, – пущай диву даются и гордятся тем, что такую рукодельницу себе в невестки берут!

– Хитро придумано! – следом за свахой хохотнул глава семейства.

Пока хозяева дома вместе с молодой разбирали в ее светелке приданое, в большой комнате местные бабы уже на стол накрыли. Расстарались бабоньки на славу, чего только на столе не было, и расстегаи с рыбой, и пироги с разными начинками. Вот и Никитишна вошла в комнату, держа в руках поднос с кулебякой. Тут же возле кулебяки появилось и колечко домашней колбаски с луком и чесноком. Аромат в доме стоял такой, что слюной изойдешь.

Подошло время, на пороге появились гости. Как и обещал пришел Авдей со своими родителями на невесту смотреть. А тут их прямо с порога пирогами встречают. Расселись по лавкам.

– Угощайтесь, гости дорогие, – улыбалась пришедшим хлебосольная хозяйка, указывая на вкусные наедки, – дочка сама готовила! – слукавила она. – Всё утро не покладая рук у печи провозилась.

– Ох, и хорошая же хозяйка ваша Анфиса! – расхваливали, уплетая за обе щеки угощения родственники жениха.

– А колбаса-то какая… – с этими словами отец Авдея потянулся к колечку колбасы, жадно вдыхая мясной аромат.

Гости ели, пили и слушали истории о том, как же Анфисушка готовить любит, вышивать, да и вообще всё хозяйство на ее хрупких девичьих плечах держится. Всё это время, по наущению Аглаи, Авдею и его семейству то и дело в кружки хмельного подливали. Это, чтоб добрее они были и чтоб сильно к девке, когда ее выведут, не придирались. Пока за столом сидели, обо всем поговорили, приданым похвастались. Будущие родственники только и успевали, что рты от восторга и восхищения открывать.

В это самое время, в девичьей светелке, шли самые серьезные приготовления. Сваха колдовала над внешностью невесты, чтоб, когда время подойдет, смогла предстать она пред ясны очи суженого во всей красе.

– Терпи, девка, – накладывая Анфисе на лицо толстый слой белил, шипела Аглая, – будешь лицом бела, словно та лебедушка.

Следом за белилами на девичьи щеки легли румяна:

– Ну во-о-о-т… – довольно протянула сваха, – совсем другое дело, прям королевишна!

– Правда? – недоверчивое лицо девки расплылось в широкой улыбке.

– А вот рот тебе, дорогуша, лучше без надобности не раскрывать! – Аглая больно щелкнула девицу по носу. – Незачем кривые зубы на показ выставлять.

Девушка недовольно наморщила гладкий высокий лоб:

– А с косой что делать будем? – полюбопытствовала она, теребя свои жидкие волосы. – Нельзя же как есть перед будущим мужем предстать… – следом за словами прозвучал горький вздох.

– Конечно нельзя, – поддакнула дородная матрона, – а то молодой со своими родителями решит, что раз коса девичья тонкая, то стало быть и невеста хворает чем-то.

– Так что ж тогда делать? – в глазах девки блеснули слезы.

– Ты что, дуреха, – взбеленилась Аглая, видя мокрые девичьи глаза, – рыдать что ль вздумала? – шикнула она на молодую. – Я тут битый час тебе лицо крашу, а ты все старания насмарку пустить хочешь? – женщина сурово сдвинула брови на переносице, но долго сердиться не умела и тут же сменила гнев на милость. – Будет, будет тебе. Сделаем тебе косу такую, что просто залюбуешься! – с этими словами она вытащила из-за пазухи длинные рыжие локоны.

– Что это? – удивилась Анфиса, округлив от неожиданности глаза.

– Знамо что… – довольно крякнула Аглая, – грива конская. Вплетем её тебе в волосы, и коса твоя вмиг густой и длинной станет.

Девка хохотнула, перебирая руками длинные пряди лошадиной гривы:

– У батькиного любимого мерина, аккурат такая же грива…

– Была! – уточнила сваха. – Была у мерина, а теперь, стало быть, у тебя будет.

Вот и приготовления к концу подошли, в косу лошадиные пряди вплели, алой лентой повязали. А чтоб невеста казалась полнее – надели ей под сорочку телогрейку и три юбки одновременно.  Полюбовалась сваха своей работой, и так, и этак Анфису крутила и осталась довольна.

– Ну что? – послышался за спиной нетерпеливый женский голос. В светелку вошла Глафира. – Сваты наелись, напились, тепереча на молодую взглянуть хотят.

– А у нас как раз все готово! – подмигнула пришедшей Аглая, и отступила в сторону, демонстрируя проделанную работу. Мать так и ахнула:

– Чудо, как хороша! – всплеснула она руками и поспешила вывести дочку пред светлые очи дорогих гостей.

Никогда еще такой красотищи Авдей не видывал, тут же и просватал девку.

Недолго думая, свадьбу отгуляли. А как после венчания обман раскрылся, так поздно уже было. Ничего другого жениху не оставалось, как жить с постылой женой, которая и по дому ничего делать не умела. Хотел уж было Авдей на сваху за обман жаловаться, но ответ получил:

–  Видели глаза, что брали!

Стерпится – слюбится! – в народе говорят.

Прочитано 420 раз Последнее изменение 11 сен/ 2020
Евгения Дереземля

Евгения Михайловна Дериземля, 25.01.1984 года рождения. Родилась в Иркутской обл. г. Шелехов. Живу в городе Кременчуг на Украине. Имею высшее экономическое образование. По профессии менеджер.
Увлекаюсь написанием рассказов, стихов, сказок для детей. Пишу статьи для разных изданий. Являлась автором мастерской статей «Моника», пишу контент для сайта «Боника», «Workhard» и биржи статей ТХТ. Творчеством занимаюсь с мая 2014 года. Принимаю участие в разных литературных конкурсах.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Последнее от Евгения Дереземля

Другие материалы в этой категории: « Сваха Закрытая дверь »

Комментарии   

0 # Владимир Кучеренко 14.09.2020 07:49
С лица воду не пить - так говорили наши прадеды. А в опросах домохозяйства она может заткнуть за пояс многих красавиц... :lol:
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # Николай Довгай 11.09.2020 17:39
Хорошо написано, с юмором.

Почему-то эта Анфиска вызвала у меня ассоциации с нашими политиками, которыми нам всё время сватают разные проходимцы то в президенты, то в мэры. И, помнится, одна из них тоже носила фальшивую косу - возможно даже, что и из конской гривы, чтобы, значит, понравится. А легковерный народ ведётся, а потом ещё и ропщет. И хочется ему ответить словами свахи: Бачили очи, що брали? Или, замечу от себя: дураками не надо быть. :P
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить