20 окт/ 2019

За живою водой 27 Избранное

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

ant  

27. Небесные витязи

Алексей Петрович шагал по садовой алее. Воздух был свеж и приятен, на деревьях щебетали птички, и его тело дышало необычайной бодростью, было лёгким, как пух: хорошо!

Китель сидел на нём ладно, и на погонах сияли звезды, и он ощущал, что занимает куда больше места, чём эта его телесная оболочка, облаченная в военный мундир. Да, он намного больше своего тела, он простирается вширь и ввысь упругими, незримыми волнами. И на душе его светло и покойно, и, как казалось ему, не было в мире такой преграды, которую он не сумел бы преодолеть. И такая неуёмная молодая сила бурлила в нём, что, кажется, только оттолкнись от земли – и воспаришь к небесам одной лишь силой мысли!

Далёкие земные тропы, по которым он хаживал когда-то, теперь казались ему как бы приснившимися во сне, и всё-таки он понимал, что именно по этим тропам он и пришёл сюда, в этот прекрасный сад с журчавшими ручьями и фонтанами.

Он протянул руку к дереву, мимо которого проходил, и сорвал с него продолговатый сочный плод, похожий на полумесяц. Он счистил с него кожуру и стал есть его ароматную мякоть.

Он двигался не спеша, наслаждаясь приятной прогулкой в этом райском уголке. В конце аллеи, за зелёной лужайке, стояло здание УЗД1 – высокий многоэтажный дом с резными окнами, увенчанный золотым куполом. Идя к нему, Алексей Петрович заметил у крыльца тучную фигуру Даниила Осеннего. Не успел еще тот скрыться за дверью, как появился Аристарх Швыдкий. Собираются, подумал Алексей Петрович. Наверное, уже все подтянулись, кроме него.

Тем не менее он не ускорил шагов, а все той же неспешной походкой подошёл к терему, взошёл на крыльцо, открыл дверь, проследовал в вестибюль, поднялся по лестнице на второй этаж, где располагался сектор Р2 и, пройдя по нему, вошёл в кабинет генерала Косолапова.

Да, все были на местах.

Высокий, подвижный Аристарх с узким светлым лицом и длинными взъерошенными волосами, сидел рядом с флегматичным Даниилом. На другом краю стола расположились двое миловидных юношей в белых тогах и рядом с ними – полковник Орлов.

– Здравия желаю, – сказал Алексей Петрович собравшимся.

– А, Маресьев! Явился не запылился, – радостно загудел генерал Косолапов, простирая к нему руки. – Ну, проходи брат, проходи.

Его внешность соответствовала фамилии: рослый, коренастый, как медведь, с шевелюрой пшеничных волос и добродушным толстощеким лицом.

Алексей Петрович пожал руки коллегам и уселся в кресло за изумрудный стол с охристыми и белыми прожилками, напротив полковника Орлова – его давнего друга и однополчанина.

– Ну, так что, товарищи, пожалуй, начнём? – сказал Косолапов. – Аркадий Анатольевич, доложи обстановку по операции «Живая вода». Маресьев только что прибыл с африканского направления, где он оказывал помощь зулусским товарищам и пока не совсем в теме. Хотя, в общих чертах, я его уже ввёл в курс дела, так что особенно растекаться мыслью по древу не требуется. Давай самую суть.

Полковник Орлов встал из-за стола, посмотрел на лежащую перед ним синюю папку и начал сухим бесстрастным тоном.

– Операция «Живая вода», в общем и целом, развивается успешно.

Конфеткин Виктор Иванович, студент университета имени Павла Судоплатова, проживающий в Херсоне, вместе с двумя диггерами спустился в катакомбы на Забалке и проник оттуда в «Чашу Слёз». На заранее подготовленной нами лодке, он вошёл в подземную реку Времени, примчался по ней к водопаду Веков, и совершил через него гиперпрыжок в эпоху князя Владимира Святославовича, после чего проскочил Чёртовы Пороги и припыл в Васильки. Здесь он был схвачен ланцепупами подголема Анабелы и брошен в темницу. Держался стойко, проявил смекалку и выдержку. Назвался Вакулой, сочинил правдоподобную легенду: мол, приплыл к своему дяде Никите Кожемяке от бабушки Арины с хутора близ Диканьки. У него нашли смартфон, но он и тут вывернулся: дескать, эту штуковину обронил какой-то боярин в куньей шапке и сафьяновых сапогах, а он её подобрал и ведать не ведает, что это такое. Анабела повелся на эту клюкву и отправил его под охраной трех ланцепупов на хутор близ Диканьки, но на Потерянном озере его похитили крылатые гвардейцы госпожи Бебианы. Сейчас он находится у неё в плену и проходит самый тяжёлый искус, который только можно  себе вообразить на планете Земля. И от того, пройдёт ли он это испытание, зависит успех всей операции.

– И что это за испытание такое? – как бы даже с ленцой и чуть заметно улыбаясь, поинтересовался Маресьев. – Ведь, насколько я понял, этот Конфеткин – парень не промах, не так ли? И смекалист, и смел?

– Так-то оно так…

– И что же тебя беспокоит?

– Да уж в очень скверный переплёт он попал. Многие парни на этом деле горели – и смекалистые, и смелые, и куда как опытнее его.

– А что же это за испытание, а?

– Женщина! И уж если сам Адам на нём сгорел…

– А! Вон оно что… – Маресьев едва не присвистнул, но вовремя вспомнил, что он не в лесу. – Понятно… А что эта Бебиана собой представляет?

– Секс бомба! – хмыкнул Аркадий Анатольевич. – Вавилонская блудница! Обложила бедного парня со всех сторон. В ведь он – молод, горяч… Сами понимаете, каково ему сейчас приходится. И что учудила! Возьми, да и оголись перед ним, срамница. А потом выдвинула ультиматум: или познаешь меня в течение трех дней – или голову отрублю! Как тебе такой марьяж?

– Н-да, – сказал генерал, – Лиха, однако… Но в этом бою мы помочь ему не можем, каждый проходит сие искушение сам. Не выдержит – выходит, все наши усилия насмарку, будем готовить дублёра. А выстоит – наша задача помочь ему.

– И в чём? – спросил Маресьев.

– Уйти от Бебианы.

Генерал кивнул полковнику Орлову:

– Садись, Аркадий Анатольевич.

Он обвёл взглядом своих подчиненных:

– В общем, ситуация такова. Если Конфеткин клюнет на эту Мессалину – просто сидим и наблюдаем. А коли решится на побег, наша задача – оказать ему всемерную поддержку. И в этом случае, – он посмотрел на юношей в белых одеждах, – первыми на сцену выходите вы. Сумеете обеспечить светомаскировку? Ведь луна сейчас светит над островом так, что хоть передовицу в газете читай.

– Сделаем, – коротко кивнул Юрий.

– Теперь вы, – Медведев обратился к природным стихиям в образе Аристарха Швыдкого и Даниила Осеннего. – Ваша задача – хорошенько погреметь громами, да поблистать молниями, да дождём проливным полить…

– Это можно, – тягуче произнёс Даниил, представляющий дождь, гром и молнии.

– И дунуть в спину Конфеткину так, чтобы он летел от этого острова, как на крыльях.

– Уж я дуну, – заверил Аристарх, повелевавший ветрами, и на его тонких устах появилась улыбка. – Так дуну – что мама не горюй!

– Вот и славненько! И учите, братцы, это дело – генерал потыкал пальцем в потолок, воздевая при этом очи горе, – на контроле у Самого! В случае чего нас по головке не погладят…

– А хотелось бы, – сказал Маресьев, мечтательно улыбаясь. – Уж как хотелось бы, чтобы начальство меня по головке погладило… Да вот только не знаю, за что.  Всем ты задания расписал, меня одного обошёл.

– Ты в резерве, – сказал Косолапов. – Если Конфеткин уйдёт от Бебианы, ты должен будешь подстраховать его. Так что готовь свою эскадрилью к вылету. Твоя цель – перебросить его к священной горе Меру, где сейчас сосредотачиваются все наши силы.

Когда совещание у генерала Косолапова закончилось, небесные воины перешли в кабинет полковника Орлова, на которого было возложено общее руководство операцией «Живая вода», и еще долго обсуждали все её нюансы.

 

* * *

 

1. УЗД – управление земными делами

2. Сектор Р – сектор, заведующий Россией.

 

Продолжение 28. Сделка

 

Прочитано 150 раз Последнее изменение 05 нояб/ 2019
Николай Довгай

Живу в Херсоне. Член Межрегионального Союза Писателей Украины. Автор этого сайта.

Моя страница на facebook                                 Моя страница vk 
Группа "ПУТНИК" на facebook                          Публичная страница "ПУТНИК" vk

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Другие материалы в этой категории: « За живою водой 40 За живою водой 41 »

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить