Путник

В мирах Лапшина

В мирах Лапшина (4)

 

 

 

В мирах Лапшина, или необыкновенные приключения Федора Ивановича Лапшина. http://putnik.org
Оцените материал
(1 Голосовать)

  lap

Автор предупреждает!

Все события, описанные в этой повести, ведутся от лица сумасшедшего и являются его бредом. Никакой ответственности за возможное сходство героев, рожденных больной фантазией Федора Ивановича Лапшина, с реальными лицами, автор не несет. И находит такую позицию для себя весьма удобной. (Потому как, какой же с сумасшедшего спрос?) В то же время, вполне очевидно и то, что сегодня очень многие авторы, место которых в клинике для душевнобольных, не только пишут свои бредовые романы, но и с успехом их издают, получают за них высокие гонорары и пользуются почетной известностью в нашем обществе. То же самое можно сказать и о различных пластиковых телесериалах. Таким образом, автор вовсе не считает себя первооткрывателем в этой области искусства и литературы, а лишь идет по стопам своих именитых сумасшедших. И, поскольку всевозможный бред пользуется все большим спросом у нашего читателя, ему предлагается, в числе прочей галиматьи, ознакомиться еще и с потоком больного сознания Федора Ивановича Лапшина. 


Оцените материал
(1 Голосовать)

lap 2

5

Ровно в шесть часов десять минут я входил в сквер имени Сальвадора Дали. Это было тихое приятное местечко – такая себе уютная аллейка, по краям которой росли пальмы, кактусы и баобабы, а в их тени стояли деревянные скамейки. Впереди брусчатка растекалась на два полукружья, и в ее центре стоял памятник Дю Ришелье.

Чтобы дойти до статуи, мне требовалось не более двух минут спокойной размеренной ходьбы. И, таким образом, точно в назначенный срок должна была состояться моя встреча с Брячиславом.

Оцените материал
(1 Голосовать)

lap 3

9

Этим же вечером я сажусь на манильский поезд и отправляюсь в обратный путь.

И снова я лежу на верхней полке купейного вагона и кручу шариками в котелке. И шарики скачут в моей черепной коробке, как в шаровой мельнице, перемалывая вновь поступившую информацию. И на этот раз КПД уникального механизма под названием «Моя голова» достигает вполне приемлемой величины.

Но для того, чтобы эта информация поступила в шаровую мельницу моей головы, поплатились жизнью два человека. Эти люди не были наивными простаками. Оба они – асы своего дела, прошедшие прекрасную выучку в недрах отлаженной системы – Советского КГБ. И вот один из них застрелен в отеле Шипр, а другой убит посреди людной улицы отравленной иглой. Обстоятельства гибели первого покрыты мраком неизвестности. Убийство второго совершено у меня на глазах.

Оцените материал
(1 Голосовать)

lap 4

11

Восемь часов тридцать пять минут. Филиппе опять не появился. Остается последняя надежда – он еще может заступить на дежурство в ночь. Проверить это можно будет завтра утром, а на сегодня с меня хватит – не следует без особой нужды светиться у Шипра, я и так появляюсь тут уже во второй раз.

Я сажусь на электричку и уезжаю в Рикоко, крепко надеясь на то, что пока еще не попал под колпак Яндекса. Не знаю, что подумала Долорес, не обнаружив утром в своей постели некоего ученого-филолога Герберта Стоуна из кембриджского университета? Но дело есть дело. И дело – прежде всего.

Однако как раз дело и не двигается с мертвой точки.

dovgay nik

Николай Довгай