Наталия Уралова http://putnik.org Fri, 20 Jul 2018 02:38:48 +0000 Joomla! - Open Source Content Management ru-ru И Пушкин падает http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/rasskazy/item/342-i-pushkin-padaet http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/rasskazy/item/342-i-pushkin-padaet

pushkln 

- И Пушкин падает в голубоватый, колючий снег..., - произнесла Татьяна Ивановна и испугалась.

«Что это?.. Откуда?..  А что  дальше?..» -  молнией пронеслись в голове у нее вопросы,

и вдруг она неожиданно для себя продолжила  как будто на автомате:

-  Он знает: здесь конец. Недаром в кровь его влетел крылатый, безжалостный и жалящий свинец. Кровь на рубахе, полость меховая откинута…»

Женщина  дочитала до конца и замолкла в изумлении. Никогда прежде она за собой такого не замечала…

Шел обычный школьный урок  в 9 классе. Учительница литературы Татьяна Ивановна рассказывала о трагической судьбе великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. Взволнованно говорила об обстоятельствах, послуживших поводом к дуэли, о любимце высшего общества Дантесе, о первой красавице Петербурга,  фрейлине императрицы,  Наталье Гончаровой… Все как всегда.

Когда повествование дошло до  дуэли, Татьяна Ивановна вдруг  умолкла  на несколько секунд  и… с драматическими вибрациями в голосе начала читать стихи.

Это было совершенно не понятно для нее!  Она не знала,  ни  что это за стихи, ни кто  автор…  Не ведала,  откуда она их взяла и  каким образом они всплывали в ее памяти строчка за строчкой…

 

- Прямо мистика какая-то! – произнесла  здравомыслящая Татьяна Ивановна, складывая после урока  тетрадки  в дипломат  и  вспоминая  совершенно необъяснимый факт. Всю дорогу до дома она пыталась хоть как-то осмыслить  эту  неправдоподобную историю, но ничего разумного в голову не приходило.

Дома  учительница перебрала все свои архивы с  институтскими лекциями, методическую литературу, конспекты уроков, но ничего похожего на то стихотворение не откопала.

- Неужели я сошла сума? - подумала  женщина и посмотрелась в зеркало: в глазах плавала тревога, но никаких других перемен в себе  она не обнаружила.

 

Встретив у подъезда свою  знакомую, продавщицу из местного магазина, и поговорив о том и сем, Татьяна  поведала ей  о  таинственном происшествии, случившемся на уроке.

- Маш, как ты думаешь, что это было?

- А какое стихотворение ты читала? – с тревогой в голосе задала вопрос подруга.

- И Пушкин падает в голубоватый, колючий снег. Он знает: здесь конец… - легко вспомнила Татьяна первые строчки.

- Так-так…, - задумалась Мария. – Что-то очень знакомое… и Пушкин  падает?.. – переспросила она и замолчала.

- И ты никогда прежде этого стихотворения не  читала, не слышала, не учила? Вспомни…

- Да нет же!  - почти крикнула Татьяна. – Никогда!

- А  может,  ты  сама сочинила?  Или  тебе кто-то помог… -  предположила собеседница.

- Не говори ерунды,  - взмолилась Татьяна.  – Последний раз я сочиняла лет пятнадцать назад, и это было  поздравление к твоей свадьбе.  И кто мне мог помочь?  Сама подумай….

- А что думать- то! – возразила Мария. – Ты знаешь Катерину из второго подъезда? Так вот,  она стала недавно стихи писать. Да так складно,  как  Ахматова, даже лучше. Ее какой-то журналист  спросил, как она это делает, так Катька ответила, что к ней во сне приходит женщина в черном платье и  читает… потом остается только записать и отнести в  журнал, чтобы напечатали…

- Никто ко мне не приходит ни днем, ни ночью! – рассердилась на подругу Татьяна.

- Послушай, -  произнесла вдруг Маша  в возбуждении, - а может, ты реинкарнация какого-нибудь поэта?

- Какая еще реинкарнация?  - удивилась Татьяна Ивановна.

- Обыкновенная.  Газеты пишут о разных чудесах…  Недавно такой тест в женском журнале проходила:  в прошлой жизни я была индийским рыбаком, сидела на берегу Ганга с удочкой и горя не знала…. А ты могла быть  Данте или Шекспиром… На уроке  к тебе вернулась память, и ты  прочла   стихи…

- Маша, ну о чем ты говоришь? Откуда Данте или Шекспиру было знать о Пушкине? – перебила подругу Татьяна. – Может, мне к врачу сходить? – добавила она с вопросительной интонацией.

 

- Девочки, - выглянула из  окна первого этажа  пожилая женщина,  - Маша! Таня! Извините меня, так уж получилось, но я  невольно услышала ваш разговор.  Вы прямо у меня под окошком расположились.

- Здравствуйте, Маргарита Павловна! -  одновременно откликнулись подруги.

Бывшая учительница, а ныне пенсионерка,  жила в этом доме с самого начала, знала многих соседей по имени-отчеству,  переучив в свое время  всех детей  микрорайона.

- Стихотворение, о котором вы говорите, написал Эдуард Багрицкий - дай Бог памяти- 

в 1924 году,  ко дню гибели Пушкина,  – улыбнулась  соседка.

-  Ой, и как это Вы всё помните, Маргарита Павловна! -  удивилась Мария.

- Как ни помнить, девочки… Уж очень необычная  была история, - задумчиво ответила старая учительница.

- Какая история? – опять вместе спросили подруги.

- Таня, ты помнишь, как мы в 9 классе готовились к Пушкинскому вечеру? Тебе досталась роль Лизы в инсценировке из «Барышни-крестьянки».

- Вроде помню, но как-то  смутно…   А при чем здесь Багрицкий?

- Ничего удивительного, - продолжала Маргарита Павловна. «…и Пушкин падает в голубоватый, колючий снег…»  должна была читать Леночка Матвеева, да только бабушка у нее захворала, и родители отправили девочку в деревню  навестить больную.

А мне очень хотелось, чтобы это стихотворение прозвучало со сцены. Я тебя, Танечка, попросила прочитать его прямо по книжке.

Ребята очень волновались перед выступлением, но  получилось все  хорошо. Лизу ты  артистично играла, несмотря на легкую простуду.  Но когда вышла читать стихотворение…-

- Я совсем этого не помню…. –  нахмурилась Татьяна Ивановна.

- Так бывает, Таня, - закивала головой Маргарита Павловна. –  Вышла  ты без книжки. Я ахнула: «Неужели наизусть!» - «Все нормально - выучила»,-  а сама бледная, собранная, строгая….

 

…И Пушкин падает в голубоватый

Колючий снег. Он знает - здесь конец...

Недаром в кровь его влетел крылатый,

Безжалостный и жалящий свинец.

Кровь на рубахе... Полость меховая

Откинута. Полозья дребезжат.

Леса и снег и скука путевая,

Возок уносится назад, назад...

 

Маргарита Павловна  продекламировала несколько строк, стараясь подражать той Тане, о которой она сейчас  рассказывала…

- Сначала никто ничего не понял…   Зрители подумали, что это сценический прием.

Тебе хлопали стоя…  Это потом началась суета и суматоха… Побежали  вызывать скорую, заметались в поисках нашатыря… Неужели не помнишь, Танюша!

- Нет, совсем ничего. А что случилось-то?

- С последними строками ты рухнула на сцену, как подкошенная…

]]>
nik_dovgay@bk.ru (Наталия Уралова) Рассказы Wed, 11 Jul 2018 15:54:10 +0000
Энциклопедия ошибок http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/poeziya/s-muzoj-na-brudershaft/item/336-entsiklopediya-oshibok http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/poeziya/s-muzoj-na-brudershaft/item/336-entsiklopediya-oshibok

inz

Я Алёнушка, Марья-Моревна,

Василиса, Настасья, Марфушка,

Я божественное творенье,

Я простая царевна-лягушка.

Я живу под корягой в болоте,

И на мне вековое заклятье.

Жаль, что вы меня не узнаёте

В моём самом замызганном платье.

Иногда я от жалости плачу -

Ведь давно уже здесь прозябаю.

Но свою не спугну я удачу

И стрелу золотую поймаю.

 

* * *

Ах, какое встало чучело

у соседей в огороде.

Не встречала чучел лучше я

Ни в искусстве, ни в природе.

 

Пиджачок на нем с иголочки,

галстук прибыл от Версаче.

Эх вы, елочки-сосеночки!

Я влюбилась - не иначе.

 

Глазки я все утро строила,

День сидела на припеке.

Чучело меня расстроило,

Не поняв мои намеки.

 

Не влюбляйтесь, девки, в чучела

Во саду ли, в огороде

Вы достойны в жизни лучшего.

Нос держите по погоде.

 

* * *

Я научилась делать чудеса:

Варить обеды и полы мести.

В свидетели беру я небеса -

Мне равной нет в уменье дом вести.

 

Умею окна мыть и квас творить

Искусству шить обучена и танцам.

И сто очков вперед дам иностранцам

В уменье комплименты говорить.

 

Исследовав свой худший недостаток,

Я не пойму, за что меня корить.

Мне в одиночку шоколад не сладок.

Мне в одиночку скучно кофе пить.
 

* * *

Когда б ты знал, какая я бесстыжая,

О чем я думаю,когда глаза закрою,

То встала б дыбом холка твоя рыжая,

Но от тебя я мысли свои скрою.

 

Когда б ты знал, какая я порочная,

Ты б никогда не стал со мною знаться.

Чтоб наша связь была, как цепи прочная,

Я не должна ни в чем тебе признаться.

 

Когда б ты знал, какая я распутная,

Ты ни за что б мне не сказал ни слова,

Но в нашей жизни все так перепутано,

И ты придешь ко мне сегодня снова.

 

* * *

Моя соперница

Стройна, как кипарис,

А глазки у нее.

Как две загадки.

А у меня живот

Слегка отвис,

Характер, прямо скажем,

Очень гадкий.

 

А у меня очки

На пол-лица,

Которые мешают

Целоваться,

Но не прощу

Вовеки подлеца,

Что от меня решил

Ретироваться.

 

Пойду к цыганке,

Закажу ей сглаз

Пусть она в пиво

Зелье подмешает.

Чтоб даже смерть

Не разлучила нас -

Пусть мой подлец

Меня лишь обожает.

 

Моя соперница

Засохнет на корню.

Так ей и надо,

Стерве длинноногой.

Таких красавиц -

Кучка по рублю.

А вот таких, как я.

Совсем немного

 

* * *

Пойду к соседке, сяду с нею рядом,

Пускай разложит карты на столе

И под моим неискушённым взглядом

Всю правду скажет мне о короле:

Про хлопоты, про дальнюю дорогу

В казённый дом с соперницей моей.

- Да что ты плачешь, глупая, ей-богу,

Пошли-ка к чёрту этих королей!

 

* * *

Через день, через два - говорил,

Лето кончится - осень приходит,

Так что в голову ты не бери

То, что с нами теперь происходит.

 

Погуляем с тобой - говорил,

Пока дождь не ударит о крыши,

Пока рано включать фонари,

А в прокате есть водные лыжи.

 

Утром встала ещё до зари,

А его нет в условленном месте,

В сквере вспыхнули вдруг фонари -

Это осень пришла с ними вместе

 

* * *

Я вечно что-нибудь теряю:

Ключи, перчатки, вес, счета.

Записки, кошелёк в трамвае,

Мужчин, приятелей, кота.

Теряю иногда терпенье,

Теряю носовой платок,

Теряю здравое сужденье,

Теряю почву из-под ног.

Теряю аппетит к обеду,

Билет, когда куда-то еду.

Увы! Потерь не избежать,

От них немыслимо сбежать

 

* * *

Вега голубая

Светит мне в окошко.

Дай-ка, погадаю

Я на хлебных крошках.

На бобах, на картах,

На кофейной гуще,

На цветах ромашки

Из соседней пущи.

Не стучи, сердечко,

Мне и так всё ясно:

Принца у крылечка

Я ждала напрасно

 

* * *

Мне говорят: "Твой поезд не ушёл!"

А я-то знаю, он давно уехал.

Вот закричал на башне петушок,

Предсказывая общую потеху.

Сбежался к главной площади народ,

Там старый царь решил омолодиться.

Иначе с роду замуж не пойдёт

За старика капризная девица.

А мне что делать, как себя унять?

Ведь я не Шемаханская царица.

Пуститься ли свой поезд догонять,

Иль вовремя суметь остановиться?

 

* * *

Нельзя сказать, что я его люблю,

Но чем еще мой оптимизм измерить?

Соотношеньем доллара к рублю,

А лучше тем, во что возможно верить.

 

Но я лечу к нему на всех парах,

Не замечаю транспорта,прохожих,

Названий улиц, шавок во дворах,

Его сигналы ощущая кожей.

 

В моих глазах он истинный герой:

Богатый, умный, щедрый, точный, ловкий.

Я так его хочу забрать его с собой,

Но безнадежны все мои уловки.

 

Мечтаю быть с ним рядом день и ночь,

а он со всеми, кто придет, радушен,

и каждому из них готов помочь,

и так же, как ко мне, к ним равнодушен.

 

Нельзя сказать, что я его люблю,

Но в нем почти отсутствуют изъяны,

Он пресекает чванство на корню,

сам не бывает пошлым, грубым, пьяным.

 

Корректно он со всеми говорит,

Употреблять он не способен мата.

В его окошке свет всегда горит.

Как, впрочем, у любого банкомата.

 

* * *

Я Вас издалека замечу,

Но притворюсь, что в этот раз

Я не искала нашей встречи

И шла сюда не ради Вас.

Я притворюсь, что это платье

И башмаки на каблуках,

Надела, чтобы погулять, я

С пустой корзинкою в руках.

И если спросите случайно,

Зачем я здесь в столь поздний час,

То я отвечу Вам в отчаяньи,

Что шла сюда не ради Вас

 

У зеркала

Как тебя не любить,

Как тебя не хвалить,

Как тобой не гордиться!

Ты мой враг,

Ты мой друг,

Моя - синяя птица.

Ты опасна, как я,

И прекрасна, как я,

И, как я, безобразна,

И глупа и умна,

И сомнений полна,

В общем, разнообразна.

Пусть гадают глупцы,

Мы с тобой близнецы,

В целом славная пара:

Продолженье мое

Отраженье мое,

В этом зеркале старом.

 

* * *

Иным - счастливая судьба:

Они почти всегда на взлёте,

На каждом новом повороте

Их ждёт всеобщая хвальба.

А мой удёл зовётся рок.

От этого уже не скрыться.

И я, как раненая птица,

Приволоклась на твой порог.

Перевяжи моё крыло,

Построй мне золотую клетку,

И стану я твоей наседкой -

Добром отвечу на добро.

 

* * *

Вот помолодею лет на двадцать,

Себе серьги новые куплю,

Буду, как матрёшка, одеваться,

Парня молодого закадрю.

И тогда ты точно пожалеешь,

Что не проводил меня домой.

Что ж ты, милый, так себя лелеешь?

Иль тебе не сладостно со мной?

 

* * *

Ко мне Вы не ходили с букетом орхидей.

Вы страсть мою будили безумием идей.

Могли Вы появиться верхом на ишаке

Или в окно ввалится с синицею в руке.

 

Какой забавный случай,

Какой смешной роман.

Зато за нужным словом

Не лезли Вы в карман.

 

Но что-то в Вашем взгляде внушало оптимизм

Решила я загладить свой плоский практицизм.

Вы сбросили одежды, мы перешли на "ты"

Напрасные надежды, наивные мечты.

 

Какой забавный случай,

Какой смешной роман.

Зато за нужным словом

Не лезли Вы в карман.

 

* * *

Когда бессонница сомкнула

Круг свой ближний,

Забыла я о помощи врачебной,

Перелистала книгу своей жизни,

И поняла, что это не учебник.

Переписать бы - да не хватит дней.

О чём я думала тогда, когда грешила?

Закрою эту книгу поскорей,

Назвав "Энциклопедией ошибок".

]]>
nik_dovgay@bk.ru (Наталия Уралова) С музой по жизни Tue, 03 Jul 2018 16:39:39 +0000
Поехали http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/poeziya/s-muzoj-na-brudershaft/item/328-poekhali http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/poeziya/s-muzoj-na-brudershaft/item/328-poekhali

 kupe

Люблю железную дорогу

Люблю железную дорогу,

Перроны, рельсы, провода…

Унять весеннюю тревогу

мне помогают поезда.

Люблю вздремнуть

на верхней полке,

испить казенного чайку

и подсмотреть, как из кошелки

 

соседка достает еду.

Люблю стоять в ночном дозоре,

когда весь поезд сладко спит,

в пустом и длинном коридоре,

 

где тускло лампочка горит.

Люблю попутчиков послушать,

задать участливый вопрос,

потом свою открыть им душу

 

под бесконечный стук колес.

И расставаясь на перроне,

вписать в блокнот их адреса,

чтоб больше никогда не вспомнить

ни имена, ни голоса.

 
Промчалось беспутное лето

Промчалось беспутное лето,

Как в небе мелькнула звезда.

И вот за шлагбаумом где-то

Призывно гудят поезда

Пути разбегутся по склону,

Им вместе уже не сойтись.

Я знаю: судьба непреклонна,

И все же молю – оглянись.

От прошлого не отрекаюсь,

Винить никого не хочу.

Пойду-ка я в церковь – покаюсь,

Поставлю к иконке свечу.

Гореть она будет так долго,

Как помнишь ты имя мое…

За поездом жухлые елки

Бегут, обнажая жнивье.

 
Увозят от вокзала поезда

Увозят от вокзала поезда

Кого-то в лето, а кого-то в осень.

Налипнет мокрый снег на провода,

И мне снежком вдогонку кто-то бросит.

Я оглянусь и пальцем погрожу,

Кому, не знаю: пусто на платформе.

Отправил мой состав, не подождав

Меня одну, дежурный в униформе.

Не торопясь, с вокзала ухожу.

Мне не туда, где листья опадают.

А завтра поезд (я вам доложу)

Уходит в юность. Я не опоздаю.

 
Солнца косые лучи

Солнца косые лучи

Утром разбудят нас в восемь.

Поезд по рельсам стучит,

Бродит по насыпи осень.

 

Снова тебя узнаю,

Рыжеволосая стерва.

Жизнь изменила мою,

Всласть поиграла на нервах.

 

Тлеет в кострище зола…

Ты, как всегда, обманула:

То, что смогла, отняла

И ничего не вернула.

 

Ласки, покоя, тепла

Ищут усталые души.

Как же ты, осень, смогла

Все мои планы разрушить?

 

Крепнет желание жить,

Осень весною считая,

Как мне тебя не корить -

Рыжая, подлая злая

 
Повернись ко мне лицом

Повернись ко мне лицом,

Мой таинственный попутчик.

Угости меня винцом.

То-то. Так-то будет лучше.

 

Поезд катится в ночи –

Надо мною твоя полка.

Коль не спится – не молчи

Нам с тобою ехать долго.

 

Расскажи мне о себе:

Кто ты, как ты и откуда?

Я соседка по купе,

А не левая приблуда.

 

Утром, коль не укачает,

Мы в купе закажем чая

И забудем всех на час…

Бог потом рассудит нас.

 
Я помню

Я помню, как губы набухли мольбой,

Как руки вдоль тела упали безвольно.

Любовь – это мутный осенний прибой.

О каменный берег разбитые волны.

 

Как больно, что в сердце погасла звезда.

Стихи разлетелись фрагментами прозы.

Любовь – это рвущие ночь поезда.

На стеклах – прилипшие листья березы.

 

Я буду смотреть, не мигая, в огонь,

Я буду любить только плюшевых мишек.

Любовь – череда безуспешных погонь,

Пустая забава для глупых мальчишек.

 
Я вижу, как уходит поезд

Я вижу, как уходит поезд,

Как тут же опустел перрон,

Как юноша с бордовой розой

Кричит надрывно в телефон,

Что он не встретил свою Машу,

Случайно с нею разошлись.

А из вагона кто-то машет

В другую уезжая жизнь.

 
Придет дождливая осенняя пора

Придет дождливая осенняя пора,

И станет меньше солнечного света.

Подброшу кверху мелкую монету:

Ребром в ладонь мне упадет она.

 

Пойду туда, куда глаза глядят.

Ждут на платформе люди электричку.

Два встречных громко вступят в перекличку

И мимо в бесконечность пролетят.

 

И вдруг такая грянет тишина,

Что станет слышно, как буреют крыши,

Как кто-то покурить на воздух вышел

И, удивившись, рявкнул: «Ни хрена!»

 

Пойдет с задержкой гулкая волна

За поездами мчащегося ветра.

Подброшу снова мелкую монету –

На решку упадет или орла

 
Вот-вот и тронется вагон

Вот-вот и тронется вагон,

И увезет меня отсюда

Туда, где будет очень людно,

Где всем ветрам открыт перрон.

Там есть на станции буфет,

В нем только с килькой бутерброды,

И мне полезный дать совет

Готов попутчик благородный.

Там по дороге пыль столбом,

Гремит какой-то марш бравурный,

И морячок с упрямым лбом

Стоит качаясь возле урны.

От каждой хаты спуск к реке,

В цветущих вишнях блики солнца,

И в белом ситцевом платке

Идет казачка от колодца.

Ты скажешь: это просто сон -

Не придавай ему значенья.

Но знаю я, что мой вагон

Прибудет к месту назначенья

 
Монолог в привокзальном туалете

Мне досталось в наследство пионерское детство,

Комсомольская юность да партийный билет.

А теперь я, соседки, подбираю объедки

И скребу за монетки городской туалет

 

Там изящные дамы у зеркал в тонких рамах

На плечах поправляют черно-бурый горжет.

У меня же (вот жалость) ничего не осталось,

Только нищая старость да партийный билет

 
Рассвет над Волховым

Когда на полустанке Волхов-2

Меня с колес ссадила проводница,

А горизонт вдали светлел едва,

Я думала, что все мне это снится.

 

В трех направленьях мчались поезда,

А я стояла в центре этих веток,

И хоть недолго было до рассвета,

Горела в небе яростно звезда.

 

Ни дерева, ни ветки, ни травинок,

До горизонта - ровная земля.

Казалось мне, что к ней пристыла я,

Не оторвать мне от нее ботинок.

 

Под низким небом северных широт

Земля дрожала от колесных стуков.

Таким, быть может, ад нам предстает.

Мне было страшно от железных звуков.

 

По сторонам, куда я ни взгляни,

От ночи оставались лишь лохмотья:

Ее порвали яркие огни,

А поезда гудели, как на взлете.

 

Вставало утро на краю земли,

Тьма уходила, пятясь с небосвода,

И признаваясь солнышку в любви,

Справляла праздник скудная природа.

 
Ворона

Вот поезд дернулся, и оборвалась нить,

Державшая вагоны у перрона.

Поехали! Смотри: не может быть!

Спешит за поездом забавная ворона.

 

Она по снегу хвост свой волочит,

Ко всем полна глубокого презренья,

Нам что-то вслед по-своему кричит,

Косит глазком, ерошит свои перья.

 

А поезд быстро набирает ход.

И вот ворона расправляет крылья,

Взлетает и от нас не отстает,

Осыпанная сверху снежной пылью.

 

Полет был самой худшей из затей.

Что в нем: атака или оборона?

Что значит с точки зрения людей

Какая-то безумная ворона?

 
Где пригорок вдоль рельсов травой-лебедою порос

Где пригорок вдоль рельсов травой-лебедою порос,

Я стою в ожидании лучших времен на развилке,

На меня, словно гром, надвигается грохот колес,

А у ног отражается солнце в разбитой бутылке.

 

Приближается поезд к нагретой дороге лесной,

Громыхая вдоль озера с бьющими воду лещами,

Я легко вспоминаю о том, что уже за спиной,

И парит, словно черная тень, у меня за плечами.

 

Все забудется, скатится вниз под заросший откос,

Унесется за поездом, словно консервная банка,

И трепещет в предчувствии стайка зеленых берез,

И стоит, как вчерашние школьницы, у полустанка

 
Люблю вокзалы

Люблю вокзалы. Там в толпе густой

Какой-то дух неистовый витает.

Там каждый озабочен сам собой,

И о других он ничего не знает.

 

Там поезда снуют туда-сюда,

Кого-то забывая на перронах.

И рада всем неяркая звезда,

И лучший друг всем старая ворона.

 

Там у меня ни в чем сомнений нет,

и глядя на двух пьяненьких матросов,

я знаю, что найду простой ответ

на самый сложный из своих вопросов.

 
Все темнее становятся дни

Все темнее становятся дни,

Все длиннее бессонные ночи.

Неизменны лишь страхи мои:

Дел все больше, а жизнь все короче.

Даже если я вычеркну все,

что уже никогда не случится –

Не любить

Не встречать

Не рожать –

Все равно жизнь стремительно мчится.

Я вслепую купила билет

И лечу в этом поезде странном,

А у этого поезда нет

Остановок.

Задержек.

Стоп-крана.

]]>
nik_dovgay@bk.ru (Наталия Уралова) С музой по жизни Sat, 23 Jun 2018 16:31:07 +0000
Умудризмы http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/poeziya/s-muzoj-na-brudershaft/item/326-umudrizmy http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/poeziya/s-muzoj-na-brudershaft/item/326-umudrizmy

 tramvay

1

А что сказать?

Все было.

И жизнь изрядно била,

Любила — не любили,

Любили — не любила.

Прошло.

Ведь все проходит,

Как будто без следа.

Так перед новой бурей

Спокойно спит вода.

2

Все мы в юности в чём-то похожи,

Удивительно только одно:

У другой нет ни кожи ни рожи,

А она подвизалась в кино.

Я, как платье, судьбу примеряю,

Перед зеркалом долго стою:

Может, доля нужна мне другая,

Или всё-таки мыкать свою.

3

Ты думал, что душа — трамвай?

Дверь распахнув, входи, кто хочет

И выходи, не застревай,

Ни светлым днём, так тёмной ночью?

Моя душа — хрустальный дом,

Сплетенье тонких паутинок:

И нет в ней места шелухе

И грязи от чужих ботинок

4

Ну кто безропотно поверит,

Что всё насущное – пустяк,

Что в мир иной мы ищем двери,

А в этом мире мы в гостях.

Что этот мир как испытанье,

Что мы здесь очереди ждём…

А  помнишь  первое свиданье

С любимым под грибным дождём?

5

Опять наступит понедельник.

Со страхом в зеркало взгляну,

Издержки прожитой недели

Запудрю и за дверь шагну.

Как вы, веду я вечный бой

(Который все мы проиграем),

Со старостью, своей судьбой

И переполненным трамваем.

6

Нет ничего зимою лучше,

Чем подремать у камелька,

Когда за окнами канючит

И ставни мучает пурга.

Весною хорошо на круче

Смотреть, как дыбится река,

Как резво выплеснуться хочет,

Да не пускают берега.

И осенью из пёстрой кучи

Охапку листьев взять домой…

Нет ничего на свете лучше,

Чем сжиться со своей судьбой

7

Куда идём?

Зачем идём?

Мы вряд ли это знаем.

Сначала строим общий дом,

Потом его ломаем.

Но кто же знает наперёд

И видит свет в тоннеле:

Куда мы всё-таки идём

И далеко ль до цели?

8

Две стороны одной медали:

Реальность жизни и мечты

Добро и зло.

Коса и камень.

Луна и солнце

Я и ты.  

9

Говорю. Говоришь. Говорим.

Говорят, словно в «опере мыльной».

Сколько можно ещё говорить?

Утопаем в своей говорильне.

Разговоры почти ни о чём

Поглощают бесценное время…

Помолчу… Помолчи! Помолчим?

Неужели молчание – бремя?

10

А прежде ехали на стройки,

В тайгу сбегали за стихами,

Там у костров рождались строки,

Которые  живут веками.

Любили крепче, знали больше,

Года считали по рассветам,

И никогда не жили дольше,

Чем полагается поэтам.

11

Осенью вся прелесть в листопаде…

Смотрят в небо поздние цветы,

Роща в своём праздничном наряде

Дарит всем цветистые листы.

Отчего ты, осень золотая,

Так прекрасна в свой прощальный миг?

Этого никак не понимая,

Плачет в роще сморщенный старик

12

Приходите в гости, старые подружки!

Приносите бражку да возьмите кружки.

Будем пить и плакать, вспомним, что забыто,

Соберём все фото в старое корыто.

Подожжём в корыте всё, что прежде было,

Выставим за двери, чтобы не дымило.

Никому мы нынче не нужны, подружки!

Разливайте бражку в старенькие кружки.

13 Сделка

- Ударим по рукам,

Скрепим союз наш кровью,

Я душу Вам продам –

Владейте на здоровье.

Зачем она тогда,

Когда ослабло тело.

Она болит всегда,

ей до всего есть дело.

Душа моя мне враг,

Век  не дает покоя:

Вверх поднимает флаг

И вечно жаждет боя.

Как молодой петух,

она за правду бьется

и сильному врагу

на милость не сдается.

- Куда же  Вы, мой друг?

И душу не возьмете…

Раздумали Вы вдруг…

А завтра не зайдете?

14

Уже пришла пора неспешных дел.

Не хочется бежать и суетиться

Мне нравится смотреть, как реют птицы

И наступает времени предел.

Мне нравится моя вторая жизнь,

Когда вступая в пору совершенства,

Не различаешь боли и блаженства

И каждым ощущеньем дорожишь.

15

Мужчину следует любить

и не жить, как в оранжерее,

слезами горькими полить –

без этого он захиреет

Мужчину следует хвалить,

твердить, что он творенье Бога,

за недостатки не пилить,

не требовать чрезмерно много.

Мужчину следует беречь,

не прибегать к жестокой плети,

но прежде следует завлечь

его в расставленные сети.

]]>
nik_dovgay@bk.ru (Наталия Уралова) С музой по жизни Wed, 20 Jun 2018 17:17:04 +0000