Путник

Пятница, 11 мая 2018 12:31

В ритме победного вальса… Избранное

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

v ritme

Девятого мая, когда, подустав,

Примолкли оркестры к обеду,

Прямой и торжественный, словно Устав,

Шёл с праздника Воин Победы.

 

Как маршальский жезл, нес в руках он сирень,

Но не был безудержно весел

В святой и великий наш праздничный день,

Средь бодрых и радостных песен.

 

Быть может, усталость той грусти вина,

Иль память, что вечно нас гложет,

В которой судьба, и война, и страна,

И песни – морозом по коже.

 

«Ничто не забыто, никто не забыт»,

Особенно к праздничным датам.

Но, кажется, память – опять дефицит,

За быль, и за небыль расплата.

 

А день так прозрачен и радостно свеж,

Что в ритме победного вальса

Вся жизнь представляется цепью надежд,

Которой нельзя разорваться.

 

*   *   *

Растекается, плавясь, не прошлое время, а память.

Не на глине следы – на слезах, на снегу, на песке,

Их смывают легко злые будни, как будто цунами.

И парит в небесах, налегке или на волоске,

 

Отражение эха, улыбки, любви, трибунала…

Отражение правды в сухих, воспалённых глазах.

В этом зеркале времени память почти что узнала,

Как мутнеет от страха судьба, и как прахом становится страх.

 

* * *

О том же – другими словами.

Но кровь не меняет свой цвет.

Всё то же – теперь уже с нами,

Сквозь память растоптанных лет.

 

Растоптанных, взорванных, сбитых

На взлёте. И всё – как всегда...

И кровью стекает с гранита

Совсем не случайно звезда.

 

*   *   * 

В полковой библиотеке благодать.  

Я шагаю вдоль родной литературы. 

Далеко. Сержанта не видать.  

Рядом Пушкин и Белинский хмурый.

 

Марширует с песней батальон. 

Вместе с песней в небесах летаю.

В русскую поэзию влюблен, 

Шагом строевым овладеваю.

 


Я читаю, и мечтаю, и брожу. 

Возвращаюсь на вечернюю прогулку.

И стихов как будто не пишу, 

Только сердце бьется слишком гулко.

 

*   *   *

Увидь меня летящим,

но только не в аду.

Увидь меня летящим

в том городском саду,

Где нету карусели, где только тьма и свет…

Увидь меня летящим

Там, где полетов нет.

 

*   *   *

Эпоха непонимания,

Империя недоверия.

Не поздняя, и не ранняя -

Бесконечная империя,

 

Где хищники пляшут с жертвами,

То с левыми, а то - с правыми…

Где нужно быть только первыми

И правдами, и неправдами.

 

*   *   *

От прошлого не в восторге.

Что в будущем? Нет ответа.

Разведчик товарищ Зорге

Погиб. И доклада нету.

 

А радио говорило

И даже предупреждало:

Настанет время дебилов.

Хотя их всегда хватало.

 

*   *   *

«Горько плачет полицай, кулачищи в пол-лица»
Леонид Филатов

Горько плакал полицай, кулачищи в пол-лица…

Только он давно не плачет. Дети скачут, внуки скачут.

 

Серой пылью занесло, чёрной былью проросло.

Пеплом смертным стал металл. Кто стрелял? В кого стрелял?

 

Время рвётся или длится? Вновь хохочут злые лица,

И ухмылка в пол-лица на лице у подлеца.

 

А соседи вновь молчат, и открыты двери в ад.

Всё — как было, как тогда. И в глазах — беда, беда.

 

Вновь звезда горит в окне памятью о судном дне,

Строем, маршем — все назад. И никто не виноват...

 

* * *

Везли жидовскую девчушку на расстрел.

Катилась бричка сквозь войну и лето.

У полицаев было много важных дел,

И среди них – не пыльное, вот это.

 

А девочку пугал задиристый сквозняк,

Покачивалась в такт езде двустволка.

Она всё спрашивала: «Это больно? Как?»

В ответ смеялся полицай: «Недолго!»

 

Недолгой оказалась память. А беда –

Живучей, как живуче всё плохое.

Ведут нас всех опять. Зачем, куда?

И негодяи снова, как герои…

 

* * *

Не так уж много лет прошло –

И вот забыты печи.

Из пепла возродилось зло,

А пепел – человечий...

 

Отец, ты, где на небесах,

В раю? А, может, в гетто?

Я знаю, что такое страх,

Здесь, на Земле, не где-то...

 

*   *   *

Хочу у них спросить: «А вам не стыдно?

Ведь вы не дураки, и вам понятно,

Что в жизни, как в считалочке, всё видно.

Да только мёртвых не вернешь обратно…

 

Кликушествовать, врать – не надоело,

Ломая, убивая и калеча?»

Неужто, в самом деле, нет предела…

От понимания совсем не легче.

 

Не жду ответа, просто время длится,

Хоть все устои временно ослабли.

Ступают разом жертвы и убийцы

На те же грабли…

 

*   *   *

Кто они? Кем же себя возомнили?

Сделаны так же — из праха и пыли,

Страха, надежды, влюблённости, боли…

Или у них всё отсутствует, что ли?

 

Судьбы людские вершат, не жалея.

Правда, - «ни эллина, ни иудея»…

Дни так ничтожны, мгновения — кратки,

И, исчезая, летят без оглядки…

 

Вечное эхо вздохнёт: «жили-были».

Кто они? Кем же себя возомнили?

 

Прочитано 50 раз Последнее изменение Пятница, 11 мая 2018 12:57
Владимир Спектор

Родился в Луганске. Окончил машиностроительный институт и Общественный университет (факультет журналистики). После службы в армии работал конструктором, ведущим конструктором,  пресс-секретарем на тепловозостроительном заводе. Начиная с 90-х годов, -  главным редактором региональной телекомпании, собкором киевской газеты «Магистраль».
Редактор литературного альманаха и сайта "Свой вариант".  Автор более 20 книг стихотворений и очерковой прозы. Заслуженный работник культуры Украины.  Лауреат нескольких литературных премий. Среди последних публикаций – в журналах «Слово-Word», «Новый Континент», «Радуга», «Сетевая словесность», «Дети Ра», «Зарубежные задворки», «Этажи», «Чайка», «Особняк», «Золотое Руно», «Фабрика литературы», «Клаузура», газетах «День Литературы», «Поэтоград», «Литературные известия»...
С 2015 года живет в Германии.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Другие материалы в этой категории: « Из Alfieri

Комментарии   

0 # Николай Довгай 11.05.2018 12:58
Спасибо за эти стихи. День победы - наш общий праздник. И никому его у нас не отнять. :-)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

pravoslavniy 2